?

Log in

No account? Create an account

Ночной разговор

"Категоричность суждений в действительности происходит от недостатка жизненного опыта"

Previous Entry Поделиться Next Entry
C чего начинается Родина?
витраж 100х100
allow495
хостинг картинок
http://www.youtube.com/watch?v=HZInTmenJP4
Человек в СИЗО - это еще не преступник, и даже не обвиняемый, это любой из нас, задержанный "до выяснения"...
"" - Врач-эпидемиолог Лариса Литвинова узнала о вакансии в "Бутырке" из объявления в газете. После собеседования во ФСИН, ее, вопреки диплому, назначили врачом-лаборантом медсанчасти СИЗО, где никакой лаборатории не было. Зато был очень нужен санитарный врач, "но этой ставки как раз не было". Таким врачом и стала Лариса Литвинова. Она "счастливо работала девять месяцев на своем месте и по своей специальности", но потом из СИЗО уволился "последний терапевт". Исполнять его обязанности пришлось фельдшеру. Когда же в сентябре 2009 года ушла и фельдшер, эту "общественную нагрузку" пришлось взять на себя Литвиновой. "Я оказывала помощь, хотя я не специалист в этой области, — несколько раз по ходу заседания заявила Литвинова, — [в терапевтическом отделении] не было никакой материально-технической базы, не было специалистов". Фактически, лечение хронических больных сводилось к "элементарному присмотру, уходу". На попечении Литвиновой и Дмитрия Кратова (на тот момент ее непосредственного начальника, а ныне подсудимого) – единственных врачей, оставшихся в СИЗО, — находилось около 2000 больных. Тогда был недокомплект медперсонала (17 ставок), большая часть из них – врачи. (read more)

Литвинову допрашивали почти четыре часа. На стадии следствия ее рассматривали в качестве подозреваемой, но обвинение в халатности (ч.2 ст. 293 УК) было предъявлено только начальнику медчасти изолятора Дмитрию Кратову.

Когда же речь зашла об отказах при переводе больных в стационар, Литвинова ответила, что ей посоветовали "нос свой не совать" в это дело. Узнать, кто дал ей этот совет, не позволила судья. Она сняла вопрос Горохова как не относящийся к делу.
- Я должна только подчеркнуть… — начала было Литвинова.
- Лариса Анатольевна, спокойно, не нервничайте, вопрос снят, — прервала ее судья Татьяна Неверова.

Двое других свидетелей мало чем помогли суду в деле выяснения обстоятельств смерти Сергея Магнитского. Старший инспектор организационно-аналитического отдела "Бутырки" Ольга Примак на все вопросы отвечала "нет" и "не входит в мои обязанности". Как выяснилось, она не имела никакого отношения ни к медчасти, ни к организации переводов арестованных из одной камеры в другую. Но выяснить, почему следователь Ломоносова включила ее в список свидетелей обвинения, Горохову не удалось – судья сняла этот вопрос.

Третий сегодняшний свидетель, начальник медицинского управления ФСИН по Москве Алексей Левин, оказался чуть более полезен. Он заявил, что начальник медслужбы СИЗО был вправе делегировать врачебные функции любому врачу и даже фельдшеру, — "а Литвинова все же врач". Объяснил он это катастрофической нехваткой кадров.
http://pravo.ru/court_report/view/79277/